«Амурское золото» : Часть 1. Золотая лихорадка - XXI век» - Молодой Дальневосточник

«Амурское золото» : Часть 1. Золотая лихорадка — XXI век»

Времена Клондайка и золотой лихорадки возвращаются. С каждым годом все больше людей едут на Дальний Восток на поиски драгоценного металла. С тех пор, как государство упростило процедуру по получению лицензий, берега таежных рек и ручьев обросли небольшими артелями. Вместе с ростом благосостояния новых золотодобытчиков под ударом оказалась экология крупнейшего региона России.

Сейчас в интернете не составляет особого труда найти руководство, как стать золотодобытчиком. Физическим лицам «мыть» желтый металл нельзя, но картина меняется, если зарегистрировать ООО.  Три года назад в законе появилась поправка, которая позволила малым и крупным предприятиям получать разрешение на разработку недр по так называемому «заявительному» принципу. Получить право на добычу можно без точной информации о запасах драгоценного металла. Это нововведение вызвало «золотой бум».

фото сайт u-f.ru

В 2013 году в Амурской области была выдана 31 лицензия, а в прошлом году –258. В Хабаровском крае число охотников за богатством подскочило в 9,5 раз. Восемь лицензий в 2013-м против 77 в 2019.  Все разрешения касаются россыпного золота. Для его добычи не требуется сложной инфраструктуры, тяжелой техники и сотен рабочих. Небольшой экскаватор, водяной насос, простая система для промывки породы и 5-10 рабочих. Такие средства себе может позволить небольшая фирма. Лицензия стоит 8000 рублей, если собирать все документы самому и 100-200 тыс., если воспользоваться услугами консалтинговых компаний.

«Сейчас у нас, можно сказать, формально разрешительный, но фактически заявительный подход к выдаче лицензий. То есть если вы нашли участок на реке, на который ни у кого нет прав, он как бы свободен, и земельный участок доступен для того, чтобы начать на нем добычу россыпного золота. Вы просто оформляете пакет документов и спокойно автоматом получаете лицензию», рассказывает российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов.

Такие упрощенные условия привели к тому, что на Дальний Восток, который является лидером по запасам золота в стране, устремились многие желающие разбогатеть. Многочисленные ООО и небольшие артели принадлежат, в основном, собственникам из западной части России. Местные жители или нанимаются в старательские фирмы или промышляют «черной» добычей. Денег на регистрацию юрлица, лицензию и технику у них обычно нет.

фото природоохранной прокуратуры Амурской области

С одной стороны, государство и граждане получили возможность поправить свое материальное положение, а с другой — в отрасли появилось много случайных людей.  Можно даже не бегать по инстанциям, а купить готовую фирму с лицензией и участком. Объявления о продаже легко находятся в интернете. Это породило проблему, о которой пока волнуются только экологи. Новичкам и небольшим игрокам золотой лихорадки нужно как можно быстрее вернуть вложения и начать получать прибыль. Многие из них плохо разбираются в геологоразведке, экологических нормах и правилах безопасности. Также лицензия не означает, что на участке будет пляж из золотого песка и самородков. Такие прииски забирают крупные предприятия. Фирмам помельче часто достаются места с крайне малым содержанием драгметалла в породе. Охотники за золотом нередко «моют» уже на отработанных месторождениях, от которых серьезные игроки отказались из-за нерентабельности. 

«Если артели старателей крупные, они имеют стимул вкладываться в новую технику, т.е. у них есть средства и горизонт планирования все-таки ни один год, ни два, там максимум три. Они думают вперед минимум на 5-10 лет. Тогда, естественн,о есть смысл вкладываться в новую технику, в тех. обслуживание, профилактику и так далее. Для мелких предприятий, они ведь часто не собственники это тяжелой техники, которую они пригоняют, они просто берут её в лизинг. И естественно берут, что подешевле, главное, чтобы выполняла свою функцию, с какими издержками – на это закрывают глаза.»  — говорит Александр Колотов.

Иногда, чтобы добыть несколько грамм золота, старателям требуется перемыть тонны грунта. Промывка породы идет на берегу реки. Отработанную землю золотодобытчики сбрасывают в воду. Чем больше земли, песка и камня нужно промыть, тем длиннее становится шлейф мутной воды. Иногда такие следы тянутся на сотни километров и отлично видны из космоса. Взвесь фактически убивает рыбу. Грязь идет вниз по течению, к населенным пунктам. Местные жители уже не могут брать воду из реки, которая нередко является единственным источником питьевой воды в округе. Это только часть последствий, которые приносит добыча россыпного золота.

«Добыча россыпного золота оказывает разнообразное воздействие на участки речной сети, лежащие ниже по течению, как во время добычи, так и спустя многие годы после ее окончания. Эрозия нарушенных участков ведет к перемещению больших масс мелких частиц ила и песка вниз по течению, оказывая влияние как на светопроницаемость вод, так и на формирование русловых экосистем», — говорят авторы книги «Золотые реки. Выпуск 1. Амурский бассейн»

Экологи обращались в правительство РФ с просьбой запретить добычу россыпного золота по берегам рек, но получили отказ. По мнению чиновников полный запрет нецелесообразен. На Дальнем Востоке и в Сибири добывается большая часть драгоценного металла в России. На долю россыпного золота приходится 25%. За прошлый год только в Амурской области по официальным данным старатели «намыли» почти 9 тонн золота. Это треть от всего добытого желтого металла в области. В этом году Приамурье заняло первое место в рейтинге загрязненных рек Дальнего Востока. Защитники природы предлагают усилить меры по контролю за старателями. Но и здесь возникают сложности. Большое количество участков находятся в отдаленных, труднодоступных местах. Добраться в некоторые из них сложнее и дольше, чем, к примеру, до Америки.

фото природоохранной прокуратуры Амурской области

«Вот смотрите, вы получили все эти документы и ведь вы там на этом участке оказывается практически один на один, ну не знаю, с золотом не золотом, но с природой точно. Как правило все эти участки, это удаленные труднодоступные места. У вас есть щит, закон о защите малого и среднего бизнеса. Т.е. вас обязаны уведомлять, во-первых, о проверках, любых, заранее. Чтобы вам провели внеплановую проверку, надзорным органам нужно еще идти получать санкцию в прокуратуру. Потому, что не дай Бог, они будут кошмарить ваш бизнес», – разъясняет Александр Колотов.  

фото природоохранной прокуратуры Амурской области

В стране нет механизма оценки потенциальных ущерба и прибыли от добычи золота на участке. По мнению экологов, это приводит к тому, что выгода от «намытого» металла полностью нивелируется разрушениями экосистемы. Также специалисты настаивают на более жесткой процедуре проверки и допуска компании к конкурсам и аукционам. Пока таких мер нет.

фото фонд WWF

«Самое первое требование природоохранных организаций, это то, что надо прекратить выдавать лицензии на ненарушенных еще реках. Давайте сначала хотя бы, чтобы у нас не было распространения этой заразы. Хотя бы оставим те реки, до которых золотодобытчики еще не добрались, в их естественном состоянии. Это самое первое, что нужно сделать, а потом уже мы должны разбираться с тем, что твориться на нарушенных реках. Как там дальше можно жить и быть, и так далее», говорит Александр Колотов.

Росприроднадзор работает по фактам нарушений на месте добычи.  В прошлому году инспекторы выявили более 600 таких случаев. По оценкам специалистов, природе нанесен вред на сумму в почти 400 млн рублей. При нынешней цене на золото это стоимость примерно 130 килограммов металла. Столько старатели могут добыть с 2-3 небольших участков. Оценить реальный вред экологии дальневосточных лесов и рек практически не реально. Много нарушений остаются незамеченными. Последствия загрязнения небольшой реки, в теории, могут привести к разрушению экосистемы целых районов.

фото aakolotov.ru

Одними из первых переселенцев на Дальний Восток были золотодобытчики. Многие из них остались здесь потому, что полюбили наши края. Поколения дальневосточников воспитаны на принципах бережливого отношения к природе. Новая волна старателей вызывает у местных жителей лишь неприязнь и даже ненависть. Гости с запада не считаются ни с природой, ни с обитателями региона, ни с законом. Таежники – суровые люди. «Тайга – закон, а медведь — прокурор» гласит одна из дальневосточных поговорок. Пока до серьезных противостояний между местными жителями и старателями не дошло. Однако котел народного нетерпения закипает и крышку может сорвать в любой момент.