Глазами Фургала. Фургал : Молодой Дальневосточник
Взгляд

Глазами Фургала. Фургал

Хабаровск. В пятницу 15 января бывшему губернатору Хабаровского края Сергею Фургалу будет предъявлено обвинение. Напомним, что экс-чиновника подозревают в организации убийств 15-летней давности.

В настоящее время Сергей Фургал находится в московском СИЗО «Лефортово», а в Хабаровске уже пять месяцев, не прекращаясь, проходят акции в его поддержку.

Известно, что у Фургала нет возможности общаться с «внешним миром», позвонить семье ему позволили всего один раз – накануне Нового года. А вот письма бывшему главе региона не приходят. Потому о том, как он видит разворачивающиеся вокруг события, мы знаем только со слов представителей Общественной наблюдательной комиссии Москвы, которые регулярно встречаются с Сергеем Фургалом.

Первая встреча произошла на следующий день после задержания, 10 июля.

— Меньше всего я хочу смотреть телевизор, слушать радио. Хочу просто спать, устал после длительного перелета, — сказал Фургал ответственному секретарю ОНК Алексею Мельникову, добавив знаменитое «ожидал многого, но не так жестко».

В начале августа стало известно, что письма Фургалу не приходят, как и правительственные телеграммы. Люди начали волноваться и писали в ОНК страшные предположения о том, что бывшего губернатора «травят» или «пытают» в СИЗО.

— Я в полном вакууме. В глухой изоляции. Письма запрещены, звонки запрещены, свидания запрещены, адвокат не может пробиться ко мне, — говорил Фургал.

— Пусть бы следователь хоть десять раз перечитал письмо от жены и сына, пусть бы вычеркнул все, что посчитал лишним, но отдал бы мне их! Он ничего не отдаёт. Я не могу этого понять. И ни одно мое письмо по-прежнему не ушло. Я лишен любого контакта с семьей, — сообщал задержанный 2 августа.

Встреча с адвокатом оказалась для задержанного почти недоступной.

— Я не могу видеть адвоката. Следователь не оставляет меня с ним наедине даже на пять минут, так что я не могу у него ничего спросить, не могу посовещаться. В СИЗО защитник не может пройти — очередь. Я лишен права на защиту.

А вот узнать у Фургала, нет ли на его теле синяков или следов незаконных медицинских манипуляций, членам ОНК почему-то не позволяли в СИЗО. Сотрудники изолятора заявляли, будто это «не относится к условиям содержания».

— Нет, меня не били. Мы живем в другие времена, есть гораздо более тонкие способы воздействия. Если бы я появился с фингалом, то было бы много вопросов и много бумажек пришлось бы писать всем. По поводу манипуляций­ — знайте, я написал заявление, что против любых манипуляции. Я придерживаюсь здорового образа жизни, но если что-то случится – то пусть вывезут в больницу.

— Сны снятся, как я возвращаюсь в Хабаровский край и как меня встречают там. Я же вернусь когда-нибудь. Я рад, что был губернатором именно этого региона, даже несмотря на то, что произошло.

В начале ноября Фургал признался члену ОНК Марине Литвинович, что «разучился шутить», однако тогда же он озвучил фразу, ставшую сегодня практически крылатой:

— Я не контингент! Я гражданин! Я не поражен в правах! Я даже могу выдвинуться в депутаты или губернаторы, если народ потребует.

Ранее Молодой Дальневосточник писал о том, что хабаровчане ставят рождественские свечи за Сергея Фургала.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»